2010

Путораны 2010



     С 1 апреля меня сокращают на работе. Ура, дождался! Наконец-то будет время нормально отдохнуть! Решил сразу же – искать работу не буду – по крайней мере, до осени. Странно, но и до этого я никогда ее не искал, на меня выходили сами работодатели. А если выйдут и сейчас и предложат нечто, от чего не смогу отказаться? Стоп, сейчас все мысли об «отпуске».Надо замыслить нечто грандиозное!
     В форуме на tourism.ru узнаю про планы Кости Бекетова, с которым ходили в новогодние на ски-турах по Татрам, сходить на плато Путорана. Звучит красиво и загадочно. Несколько смущает формулировка – «требуются подготовленные атлеты для похода 5-6 категории сложности». Вопрос – смогу ли потянуть? Ответ – да, смогу. Почитал отчеты других туристов об этом районе, понял, что хочу в этом поучаствовать. Костю удалось поймать по пути в очередной его поход на Полярный Урал – мою кандидатуру он одобрил.
     Итак, нас пятеро – я, Костя, Дима Смольянинов с Питера и двое москвичей – Слава Завьялов и Вася Иванов.
     11 апреля вылетаем из СПб в Норильск, там день на закупку и упаковку продуктов. Стоят они конечно дороже, чем в СПБ, но за перегруз платить еще дороже. Закупались, самое интересное, в местной «пятерочке». Ну а 13-го на снегоходе с двумя прицепами едем на старт похода – базу на озере Лама. 130 км на прицепах за снегоходом, что преодолели по многочисленным застругам за 7 часов хода, не прошли даром – практически у всех болит шея или попа, подпрыгивали мы бесчисленное количество раз.


День 1 (14 апреля 2010)


     Ночуем на базе и стартуем на первую петлю маршрута, которая длится 6 дней. Распределяем шмотки по рюкзаку и саночкам-волокушам – и в путь. За день до нас здесь прошел наш коллега – турист-одиночка из Норильска. Говорят, у него было 100 кг веса за спиной и в саночках, так что нам грех жаловаться.
     Яркое солнце, погода – супер! Вася в этот день несколько отстает, говорит, что, как выпил «своего» чаю, заболело сердце, и сам был никакой. Костя рассказывал, как Вася, спец по разным чаям, его как-то в Москве напоил своим чайком, что тот даже на некоторое время вырубился, потерял сознание и получил легкое сотрясение мозга. В общем, мы призвали Васю пить чай с нами, в смысле, наш чай. С какой благодарностью я теперь вспоминаю нашего неторопливого Васю, поскольку мне было в походе обычно не угнаться за нашими тремя столпами – Костей, Славой и Димой, за что периодически получал «нагоняй» от Кости. Принцип «последний не отдыхает» часто был в действии, поэтому хорошо, что я шел обычно предпоследним.
     Первая ночевка в долине реки Бучарамы. Рою яму под костер – эту функцию закрепили за мной. Как-то получилось, что дальше именно я разжигаю костер, топлю снег, кипячу воду для ужина и чая. Так вот, логично, я и превратился в вечного вечернего дежурного, да я и не возражал. Зато удалось отмазаться от утреннего дежурства, что тоже неплохо, т.к. дежурный вставал на час раньше. «По нормативам с момента начала копания ямы под костер до готового ужина должно быть 40 минут», - нотационно заявляет Дима. Интересно, сам он укладывается в такие нормативы? У меня на все про все ушло вдвое больше времени (снега было реально по развилку). Но к готовому ужину оказались не готовы остальные участники, которые ставили шатер, печку, укладывались для ночлега. Печка, кстати, у нас была титановая, полностью разборная, что весила всего 2 кг!


День 2 (15 апреля 2010)


     Продолжаем двигаться вверх по замерзшей Бучараме.  По пути впервые надели кошки – снега мало и вверх по заледенелой речке периодически шли в кошках. Поразил этот голубой чистейший лед. Классно. Сказка! Спасибо Косте, что водит походы в такие удивительные места. Сколько раз мы одевали кошки в походе – немеряно. Зато хорошо, получается логичный 5-минутный отдых, что приятно в группе таких матерых товарищей. Сильно отстает Вася, его разгружаем, его едку ставим на день раньше.
     Поднимаемся через перевал на плато и сразу же спускаемся в долину следующей речки – Никиты-Юрях.  Впервые осознаю, что есть плато, это возвышенная равнина, вершины, действительно, как будто ножом срезаны… Впечатляет. По отчету Славы на спуске «два 15-метровых водопада засыпаны снегом и обходятся по руслу». Я же ехал сзади по лыжне и попросту их не заметил. Обедаем под огромным водопадом, который тоже прошли в лоб в кошках. Вообще, как мне потом сказал Слава, мы участвуем в рогейне, цель которого посетить как можно больше водопадов. В качестве «веса» КП принимаем его высоту. Вопрос, который возник далее – а что делать с теми, что не обозначены на карте? Подумаем.


День 3 (16 апреля 2010)


     Переваливаем в соседнее русло – нас ждет речка Микчангда и очень приятный лыжный спуск в русло ручья – эдакий фрирайд по ущелью. Ущелье широкое, лавируешь как горнолыжник. В Татрах при подобных катаниях сильно мешал рюкзак, здесь думаешь, как просто было бы спускаться только с одним легким рюкзачком, но за тобой еще ведь тянутся санки-волокуши, которых все время заносит. Думаю о технике лыжного спуска – как бы использовать «управляемый» занос саночек в свою пользу? Иногда получалось. Жалел только, что на шапке не было камеры – спускаться было реально весело.
     Ну а ниже начинаются голые наледи. Сначала пологие, позволяющие идти в кошках, потом… Идем, натыкаемся на водопад. Замерзший водопад, высотой более 40 метров на карте даже не был обозначен! Делаем точку страховки – станцию сверху, дюльферяем вниз. С непривычки немного стремно… Сначала вниз слезает Костя, затем переправляем саночки. Встегиваем саночки в карабин и собираемся их тихонечко спускать вниз. И вдруг – одни из саночек (как оказалось, мои) пролетают с грохотом вниз. Дима, когда встегивал, перепутал и не туда встегнул карабин, и мои саночки показали обалденный полет с 40 метровой высоты. Хорошо, Костя уже отошел на достаточное расстояние. Самое интересное – саночки почти не пострадали – немного был помят примус, который вечером починили, газовый баллон стал слегка погнутым, но впоследствии работал. Саночки у меня были мягкие – типа гермомешка, купленные в Терре. Если б это были пластиковые саночки ребят – раскололись бы точно. После этого для спуска собственно участников решили дополнительно страховаться второй веревкой. Спустились – и это был мой первый опыт использования веревок и альпинистской техники в походах. До этого использовал все эти обвязки и самостраховки только на соревнованиях по мультиспорту.
     Как спустились в долину Микчангды – что за хрень – все загажено, как в Сосновке – следы жизнедеятельности разных живностей – скорее всего оленя, росомахи, и, похоже, медведя. Становится как-то неуютно, пытаюсь не отставать от Славы, вдвоем все-таки спокойнее. А идем мы реально долго – увидали буранные следы и, заподозрив, что они ведут в избушку, пытались дойти до нее. Поэтому встали только часов в 9 вечера, так избушки и не найдя. Впрочем, ее там и не было. Да уж, хорошие у них переходы. Достаю последнюю внераскладочную шоколадку. И чего я их так мало взял? Экономил на весе, блин.
     По эмоциям – был, наверное, лучший день похода. Поводов выпить было много, а помимо спирта еще оставался и виски. По словам Васи – спирт нужно было пить не разведенный и принимать до еды для большего эффекта, что он и делал. Мы же разводили его талой водой и закусывали сальцом, напевая переделанные слова из песни – «Где же моя ненаглядная, где? В Микчангде, Микчангде, Микчангде – где. В месте, где большой водопад».


День 4 (17 апреля 2010)


     Идем дальше по Микчангде, ребята указывают на водопад справа по ходу. Вот он – один из самых больших здесь (а может и самый большой в России?) Как никак 160 м. Небольшой переход – километров семь где-то и выходим в радиалку, к тому самому водопаду. Впечатляет! Вертикально нависающий голубой лед, сначала вертикально вдоль скалы, затем, как скала приобретает отрицательный уклон – отдельно стоящий. Обошли вертикальный ледяной столб снизу, заглянули в грот. Красота!
     Впервые ночуем в безлесой зоне, но с дровами, что принесли с низ долины. Ветра сильного, в принципе нет, но Слава в качестве тренировки решает вырезать кубики плотного снега для стенки. Поскольку мы не видели необходимости в установке стенки, то посоветовали Славе лучше сделать туалет. Не прошло и получаса, ветрозащитный туалет был построен, и наконец-то можно было сходить в туалет «с удобствами»! Правда, всем было лень до него бежать, но это уже другое дело.


День 5 (18 апреля 2010)


     С утра Костя скомандовал – убираем все в рюкзаки, саночки складываем и цепляем к рюкзаку. Особенно смотрелся я – мой 80 литровый рюкзак был обвешан по краям как новогодняя елка, да еще с боков были пристегнуты лыжи. Надеваем кошки, идем наверх. Нас ждет подъем на плато. Вообще таких физических нагрузок я давно не испытывал – с реально тяжелым рюкзаком, практически без отдыха подниматься в крутую гору. Да и на склоне не снег, не лед, а смерзшие камни, с виду готовые посыпаться вниз…
     На перевале находим тур. Записки там не было, и мы оставлять не стали. Снова спуск – эх, люблю я такой фрирайд вниз, когда спуск такой средней крутизны, снега много, но не лавиноопасно. Вот только бы «ганду» отцепить – так мы называли наши саночки. Не знаю, откуда взялось это слово, но всем оно нравилось. А как же мы называли нас, везущих ганды – гандовоз, гандольер… Отцепить мы ганду, думаю, пусть едет, а где-нибудь внизу поймаю. Ей не привыкать прыгать через водопады. На спуске обходим стороной очередной водопад, по краю другого спустились по веревке. А когда спустились до речки Бучарамы, впервые началась тяжелая тропежка – старый наст раскис и стал проваливаться. До этого же проваливались в снег от силы по щиколотку.


День 6 (19 апреля 2010)


     После небольшого марш-броска к обеду выходим к кордону. Первая петля маршрута на этом закончилась. Достаем заброску на второй круг, варим оставленные в заброске пельмени. Чтоб не привыкать к комфорту, быстро сваливаем с кордона. Да и платить по 800 рублей с носа за теплый ночлег в избе было жалко, мы ведь как-то уже слились с природой. Местный с кордона предложил нам закинуть все наши шмутки на буране – пару километров от базы, сколько буран мог подняться, а мы валим налегке. Здорово, дальше бы так, с группой сопровождения. А вверх дальше – короткий подъем, но откровенный лед. Интересно – а есть ли у бурана «зимняя резина», я имею в виду для льда? Потом, кстати, уточнил, оказалось, что нет.
     Вечером пытаюсь поднять тост за погоду. Не принято, говорят товарищи за погоду пить. Но попытка, видимо, была засчитана, т.к. погода начала портиться.


День 7 и 8 (20-21 апреля 2010)


     Надеваем кошки, идем вверх по наледям. Дует сильный встречный ветер, начинается снег. Здравствуй, пурга! Если на первом кольце с погодой было все ок, ждите сюрпризов на втором. Прошли пару часов и встали на стоянку. Поставили шатер, в общем, дневка. Точнее, как потом оказалось, двухдневка. На следующий день – тоже мокрый снег, пурга. Лично я на дневках отсыпался, за что меня окрестили пожарником, поскольку реально спал почти все время. Видно, сказалась некоторая накопленная усталость, да и как-то в тепле хорошо спится, а когда спится и есть как-то не хочется…


День 9 (22 апреля 2010)


     Ура! Мой день рождения! Помню, ездили летом на Валаам на байдарке, там отмечали день рождения Даши Губаревой. Завидовал я тогда – так встретить день рождения! Но у меня не сильно уступало. Вот только отметить я с собой ничего не взял (высчитывал ведь каждый грамм, чтоб не тащить с собой лишнего). И так от рюкзака плечи уставали, а тут, скажем еще тортик нести или поллитру…
     Далее поднимаемся вверх по долине, чтобы в очередной раз перевалить через плато. Снега уже гораздо больше – выпало ведь за 2 дня нашей отсидки. Там, где пару дней назад мы прошли бы по чистому льду в кошках, приходилось тропить на лыжах. Крутой заключительный подъем штурмуем в лоб. Справа при нас сходит небольшая лавина – засыпать такая не засыплет, но лыжи, палки и рюкзаки раскидает точно. «Достать биперы, лавинные шнуры…», - командует Костя. По одному идем наверх. Без потерь, но опять было реально стремно. К ночи дошли до озера с названием Дынкенгда-Омутканен, что радостно написал в рассылку Вася со своего спутникового телефона. Но видимо, Iridium не смог переварить латиницей такое странное название, короче, рассылка новостей от нас по неведомым причинам перестала работать.
     А на вечер – разведенный спирт. С таким напитком день рождения я еще не встречал.


День 10 (23 апреля 2010)


     Средний по километражу дневной переход заканчиваем часам к 3 дня. Ставим лагерь и в радиалку, чтобы посмотреть очередные два мегаводопада (76 и 67 метров). День световой длинный (с 26 апреля в этих краях официально начинаются белые ночи), можем гулять хоть до 11 вечера, сказал Костя. Я думал, он шутит, оказалось, что нет, пришли мы, действительно ближе к 11. С учетом радиалки поставлен дневной рекорд – прошли 38 км с набором высоты в 900 метров. Оно, конечно, прилично, но в таком случае появляется желание увеличить раскладку раза в полтора с наших 600 г.
     У меня к тому же начинает пропадать смысл куда-то ломить, настал какой-то кризис, застой. Погода хорошая – надо ломить, пока она хорошая и не испортилась. Прошли больше, чем планировали – хорошо, есть время на очередную радиалочку. Я же как-то начал подуставать, физически и морально. Часто уже замечал, что иду, не любуясь красотами вокруг, а смотрю тупо на лыжню впереди с мыслями только не отставать от товарищей, и когда же будет привал и перекус. Да и Костя уже несколько раз говорил – чего так слабо идешь, чего так долго кошки с обвязкой одеваешь. Что-то надоело. Захотелось домой. Перед глазами несколько раз моя мечта – я сижу расслабленно в кресле в обратном самолете Норильск – Питер, мне дают аэрофлотовский обед - макароны с курицей. Как мало нужно человеку для счастья! …Стоп! Не раскисать! Хотел же узнать, что означает настоящий поход, вот, смотри. А после похода вспоминаю с улыбкой те мои мысли – куда мы премся? Ну водопады, ну замерзшие, высотой 60-70 метров. Ну и что. Видали и повыше.


День 11 (24 апреля 2010)


     Через перевал выходим на озеро Собачье (Ыт-Кюель по местному). Зашли на еще один кордон, я читал в одном из туристских отчетов, что там как-то туристы отсиживались у местного егеря, он их рыбой кормил, строганиной угощал. Вот бы сейчас пурги на пару дней, чтобы он приютил нас! Но зашли – хозяина нет на месте. Только вдалеке работала бензопила. Мы уж дожидаться не стали. Сожрав у него пол пачки печенья и отмотав туалетной бумаги, удалились.
     Давно мы были оторваны от внешнего мира, новостей не знали, поэтому непрерывно один за другим летящие над нами самолеты стали нас слегка напрягать. Учения? Война? Вечером по спутнику связались с родными, оказалось, во всем виноват исландский вулкан, из-за которого самолеты из Европы на Америку пустили через Россию.


День 12 (25 апреля 2010)


     Густой снег шел почти весь день. Дождались очередной пурги. Сидим, базарим. Костя изучает грамматику английского по специально взятой для этого книжке, ну а я, естественно, сплю.


День 13 (26 апреля 2010)


     Выходим дальше. Подлип! Мало того, но еще и тяжелая тропежка.Идем, пыхтим где-то километр в час, встаем чуть выше зоны леса у случайной сушины. Как она там оказалась, черт его знает. Но ночевка с печкой всегда приятна. Только нас начинал мучить вопрос – куда девать взятый с собой газ? И мы решили готовить одновременно по котлу – на горелке и на печке.


День 14 (27 апреля 2010)


     Утром погода плохая, снег, видимости почти нет, но ветер слабый. Идем. Куда, зачем? - рождаются в голове мысли. На очередные водопады. Да сколько же их тут?! После подъема на плато перекурили минут 10 и дальше. Не отставать, говорит Костя, видимость реально плохая, идем по приборам. И 4 часа без передыха! Я, конечно, люблю ставить рекорды, но после таких подвигов насладиться красотами водопадов уже нет ни сил, ни желания. А водопады дальше были тоже неслабые – 37 и 67 метров, если верить карте. Ура! Достигнута самая дальняя часть маршрута. Далее уже только обратно.


День 15 (28 апреля 2010)

     Переночевав в русле ручья над «N»-ым по счету водопадом, на утро намечаем спуск. Спускаемся по предварительно разведанному Костей и Димой маршруту – по отвесной скале левее водопада.  Я понимаю, страховка, веревка, все это есть, но как-то и на этот раз было сделать первый шаг туда, за перегиб скалы. Держи меня покрепче, говорю я Диме – он стоял на страховке. И вот, шаг сделан. Десяток метров по отвесному скальному ребру и попадаем на выполаживающийся снежный склон. Получился у нас эдакий технический день.
     Спускаемся к реке с интересным названием Хикикаль-Икэн и поднимаемся верх по его долине. Двадцатиметровый водопад обходим аккуратно в кошках сбоку по склону, но через некоторое время натыкаемся на 30-ти метровый его товарищ, обойти который не представляется возможным. Что дальше? Зря что ли взяли с собой ледобуры и ледовые молотки? Дима показывает свою альпинистскую подготовку, залезает наверх. Самое интересное, что 30 метровую ледовую стену он прошел практически на руках, т.к. в передний рант телемарковских пластиковых ботинок почти полностью нейтрализовал передние зубья кошек. Ну а мы потом тупо жумарим.
     Еще 4 водопада наверх по 5-10 метров были для нас как орешки. Только вот на одном из них у меня впервые в жизни стал проскальзывать жумар на обледенелой веревке, что неприятно. Хорошо, обнаружил это внизу и подстраховался прусиком. Чего вы там так долго, опять ворчит Костя. Ну дык я же прусик не каждый день завязываю. А у ребят, конечно, работа с веревками доведена до автоматизма. Да, есть куда стремиться. Только вот нужно ли? Когда я думаю об участии в горных походах, я полагаю, что рюкзак под 30 кг будет моим самым ярким впечатлением о походе, что отбивает желание тренироваться с веревками.


День 16 (29 апреля 2010)


     Через долину Нижнего Хикикаля поднимаемся на плато. По пути балдеем от одиноко стоящей скальной башни. К вечеру доходим до практически отвесного каньона. Поворачиваем обратно, спуститься просто нереально, - думаю я. Оказалось, у других участников мнение противоположное, сказывается отсутствие у меня горного опыта. Отговариваем Костю спускаться сегодня, а было уже 6 вечера. «А вы что, устали?» – удивленно спрашивает Костя. «Я – нет», говорит.
     Впервые ночуем без печки. Реально прохладно. К тому же, несмотря на снеговую стенку, тент шатра колыхался как ненормальный, мешая спать. Во снах участников колышущийся тент ассоциировался с разными странными кошмарами.


День 17 (30 апреля 2010)


     С вечера Костя с Димой, осмотрев варианты спуска, выбрали вариант не напрямую через 75-метровый водопад, а сбоку от него, в три этапа – веревка, переход на кошках по полке, веревка. Ура, спустились. Я радостно услышал, что обвязки и веревки больше не понадобятся. Так он позже и оказалось. Спускались мы в общей сложности часа три, хорошо, что не стали спускаться вчера вечером.
     Ставим лагерь в долине реки Хикикаль, пьем чай и выходим налегке в радиалку для разведки завтрашнего маршрута. Доходим до каньона с водопадом, желающие (то были Костя и Слава) поднимаются по снежному подъему на плато. Остальные же греются на солнышке – попали в интересное время, когда дно каньона было освещено его лучами. А обратно самое приятное – вниз, налегке, по подготовленной лыжне, с приятным предвкушением скорого ужина. Красота! Жизнь налаживается! Шесть с половиной километров до стоянки пролетаем за 40 минут.


День 18 (1 мая 2010)


     Идем уже по изведанной дороге вверх на плато. Впервые тащим с собой дрова, нам предстоит ночевка наверху, на ровном плато, под дуновения ветров. Но ветер там такой поднялся, что даже идем в пуховках, и о холодном ночлеге и думать не хочется.
     В итоге превышаем дневной план и спускаемся в долину реки Талой, по которой уже прямая дорога на озеро Лама. Идем же по очень твердому насту, часто встречаются заструги. В какой-то момент заметил, что одна лыжа стала странно катиться. Смотрю – лыжа треснула ровно под креплением. Вес мой пока держит за счет металлического канта, но катиться уже было проблематично. Но все-таки здорово, что лыжа у меня треснула в предпоследний день похода, а не раньше.


День 19 (2 мая 2010)


     Нам предстоит спуск по реке Талой, которая уже впадает в наше озеро Лама, в целом немногим больше 20 км. Последний бой – он трудный самый. Особенно на сломанной лыже. Однако оказалось, что спускаться по рыхлому снегу реально и в моем положении. Обходим сбоку по склону последний на нашем маршруте водопад, уже без веревок, напоследок одев кошки.
     Особенно запомнился спуск по наледям – пологий спуск по голому голубому льду, который длился несколько километров. На спуске пытался балансировать на одной лыже, второй лишь изредка касаясь для равновесия, а то при скольжении на льду на треснутой лыже меня откровенно разворачивало. Обычно получалось. На последнем привале, уже после ледяного спуска, меня заждались. Не ждите, говорю, уж доковыляю до базы как-нибудь сам. На том и порешили. Ковылять долго не пришлось, с Бунисяка (притока Талой) ехали на двух снегоходах наш хозяин кордона – Олег Крашевский с работником, которые меня и подвезли до конечной точки.
     Ура! Финиш. Нас ждала теплая банька. Обсуждаем наш мега-поход, который даже опытный Костя назвал самым технически сложным из всех пройденных маршрутов на Путоранах. Удивил Крашевский – кто, спрашивает, последним шел? Ну, я, - отвечаю. А в курсе, спрашивает, что за тобой шел медведь? Судя по следам, спускался вниз по Талой… Выслеживал, видно последнего, «раненого» из стада, да испугался шума снегоходов. Да, круто, повезло мне, конечно, с вовремя подоспевшими спасателями.
     Что ж, поход закончен. Спасибо участникам и руководителю. Таких мощных походных впечатлений у меня еще не было.



Фото – Костя Бекетов, Слава Завьялов.